Же-Же
Три метра над уровнем неба...
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Же-Же > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — четверг, 13 декабря 2018 г.
Мысли...мысли.... Mizuki Prekrasnaya Luna 21:51:04

Российская империя — тюрьма,
Но за границей тоже кутерьма.
Родилось рано наше поколение,
Чужда чужбина нам и скучен дом,
Расформированное поколение,
Мы в одиночку к истине бредем.
Чего ищу?... Чего-то свежего
Земли старые — старый сифилис,
Начинают театры с вешалок,
Начинаются царства с виселиц.

Смешно с всемирной тупостью бороться.
Свобода потеряла первородство.
Ее нет ни тут, ни там.
Куда же плыть? Не знаю, капитан...

(Рок-опера "Юнона и Авось")


­­
xxx гриль в сообществе keklolvaledol 02:39:24

ты тоже бываешь­ невесел­ и пуст

­­


Категории: Другое
вторник, 11 декабря 2018 г.
короче ос кaнадa в сообществе •NOTEBOOK• 20:45:18

мама не хотела,­ папа не старалс­я

­­
Хайме Рейес
Часто его называют просто Рей. Иногда его ошибочно называют "Джейме", потому как латиницей оно пишется как Jaime, что самого Хайме несколько раздражает.
24 года, испанского происхождения.


Способность: Внутренний порок
Способность Хайме позволяет ему управлять иллюзиями. Физически этой способностью невозможно нанести вред; проблема в том, что она может сделать с информацией, поступающей в мозг. Рейес вынуждает видеть, слышать и чувствовать то, что хочется ему самому, и из-за такого разнообразия функций его иллюзий становится сложно отличать реальность от внушаемых образов. Способен создавать иллюзии чувств и эмоций.
Хайме не способен хоть как-то манипулировать чужой памятью. Однако, стоит отметить, что иллюзии он может применять и на себя в том числе, выборочно для себя изменяя поступающую в мозг информацию. Грубо говоря, он и сам себе анестетик, и антидепрессант.
Минус способности Рея в том, что она слишком легко выходит из-под контроля; он частенько "фонит" достаточно безвредными иллюзиями, автоматически перекидывая на других людей свои эмоции. Кроме того, от него практически всегда пахнет цветами, как от ходячего цветочного магазина, что тоже по сути просто иллюзия. Такие вещи не несут в себе никакой опасности, и могут быть пресечены Хайме, если ему просто об этом сказать; сил они тоже практически не отнимают из-за своей безвредности и легкости. Другое дело, что любые стимуляторы мозговой деятельности и сознания несут в себе фатальное влияние на способность. Алкогольное опьянение или наркотическое вызовет у него потерю контроля над собой, и тогда уже он может существенно попортить жизнь окружающим, создавая полномасштабные иллюзии. Такие вещи оставляют его самого практически без сил, и приходится долго восстанавливаться. Препараты из раздела ноотропов существенно повышают и без того большое влияние его сил на окружающих. В моменты паники он так же может неосознанно защищать себя с помощью иллюзий, и чем сильнее в нем подсознательное желание самозащиты, тем больший вред он способен нанести.


Хайме родом из Майами. Его жизнь начиналась вполне обычно - школа-друзья-кружки­, беготня по дворам, шумные вечера на берегу Майами-бич, где он жил со своими родителями. В годы его юности набирала силу "Гильдия", помаленьку захватывавшая североамериканский континент. И тогда это еще была достаточно благородная организация эсперов; Хайме очень хотел туда попасть, но он не обладал никакой способностью. Во всяком случае, он так думал.
Школьные будни неминуемо включают в себя первые подростковые ошибки, осторожные шажки в жизни, когда хочешь нового - и в итоге бьешься об острые углы реальности. В том числе и первые пьянки с друзьями, когда пробуешь некачественный алкоголь в некачественных количествах. Для пятнадцатилетнего Хайме уже давно стало ясно, что с ним что-то не так. Когда ему было весело, веселились и люди рядом с ним; когда он плакал, плакали остальные. Но когда на обычной подростковой вписке подружка мальчика внезапно начала вести себя так, будто вот-вот захлебнется, стало не до шуток. До Хайме с трудом дошло, что он четко осознает, что видит и ощущает девчонка; то же чувствовал он, когда свалился в канал с мостика. Вот только она полностью переживала все ощущения, и после этого (помимо того, что едва не задохнулась) ее психика немного пострадала.
Как свойственно всем детям, Рею стало любопытно. Он экспериментировал много, и не стоит приводить тут суть этих экспериментов, которые привели в конечном итоге к тому, что напавший на него однажды грабитель с ножом сошел с ума. Им заинтересовалась Гильдия, и в 19 Хайме числился ее официальным членом, где его способностью занялись на достаточно серьезном уровне.
С приходом Фицджеральда ко власти, Гильдия резко перестала быть таким приятным местом. Вслед за главой Рей был вынужден приехать в Японию, но активного участия в действиях не принимал - ему и не говорили, поскольку до "основного состава" он не дослужился, и его не трогали. Да и когда она распалась, Хайме был только рад выползти оттуда и выпорхнуть на свободу. Приличия ради он даже выучил японский перед поездкой, и теперь развлекается, оставшись пока в этой стране.


­­Первая встреча с Хайме определенно станет достаточно запоминающимся событием в вашей жизни. Даже если можно предположить, что человека с похожим набором качеств вы уже могли встречать, то ничего, хотя бы отдаленно похожего на это нечто, все равно не найдется. Как бы вы не искали.
Первое впечатление, которое он на вас произведет - гиперактивный, гипертрофированный экстраверт. Он рвется общаться всегда, везде и со всеми, как моряк дальнего плавания в бордель. И, что самое интересное, общаться с ним правда очень приятно. Он легко общается со всеми, вне зависимости от возраста, пола, гендерной и расовой принадлежности, ориентации и положения в организации. Общается легко и на абсолютно любые темы, что, впрочем, не мешает ему вставлять в разговор всякие подколы и шуточки. Короче, дружелюбие Хайме на высоте, и каким-то неведомым образом (на самом деле очень даже ведомым, но про это потом) он умудряется располагать к себе людей. Иногда его дружелюбие настолько на высоте, что это начинает надоедать.
Хайме приставуч, болтив безмерно, не ценит чужого пространства чуть более, чем полностью, и выражает свои эмоции слишком уж ярко. Ко всем он относится одинаково тепло и ласково; и даже слишком ласково, поскольку он легко называет даже малознакомых людей "солнышками" и "котиками", любит физические контакты, даже если их не любите вы, и в целом излучает счастье и позитив. Он ведет себя слишком беззаботно, временами даже инфантильно и по-детски невинно, задирая других и радуясь мелочам. Это не значит, что его интеллект, скажем так, ниже среднего; просто Хайме такой по жизни, таков уж его характер, и с этим ничего не поделать. Иногда Рей успокаивается или устает, и из него не с такой силой бьет энергия. Иногда он грустит; но это только наедине с собой, Рейес не привык показывать свои внутренние переживания на людях. Ребяшливость Рейеса уходит на задний план только тогда, когда вокруг образуется пиздец массового масштаба. И тогда становится очевидным, что этот, казалось бы, ни на что (кроме мемов) не годный человек за всей этой своей показной беззаботностью и легкой манерой поведения обладает незаурядным умом и жестким стержнем внутри. Если ситуация дошла до того момента, когда все уже не просто горит, а взрывается к чертям собачьим - Хайме становится серьезным и собранным, а его холодный взгляд так и пронизывает насквозь. Эти "стальные" нотки проскальзывают иногда и в его обычном поведении; словно напоминание того, что Рей не так прост, как кажется.
Двойственность проскальзывает и в общении - с ним можно говорить не только на бездумные и легкие темы. С одинаковым успехом Рейес поддерживает и задушевные беседы о новых мемах, и достаточно тяжелые разговоры, в которых требуется поддержать собеседника. Вопрос только в том, захочет ли этого он сам? Он достаточно тепло относится к своим друзьям, но человека, которого он впервые видит и/или по каким-то причинам недолюбливает, он, скорее всего, просто проигнорирует. Это в лучшем случае; в худшем ему хватит мозгов еще и сделать побольнее, как-нибудь прокомментировав ситуацию или съязвив на эту тему. Впрочем, если вы его друг, Хайме будет вам рад хоть в третьем часу ночи чтобы ебнуть чайку и поговорить за жизу.
Рей, пусть и выглядит как хренов распиздяй, довольно серьезно подходит к тем вещам, которые выполнить действительно надо. Он даже в определенной степени ответственный, и всегда завершает задания в срок. Однако, "действительно надо" - это понятие растяжимое; если ему поручить что-то недостаточно серьезное и ответственное, с него станется тянуть до последнего, и начинать что-то делать примерно ночью перед дедлайном (но он все равно сделает). Поэтому никогда не стоит поручать ему вещи вроде бумажной волокиты.
Часто на первый план Рейеса встает личная выгода. Часто - это всегда, когда решения Хайме при этом не вредят никому (или вредят недостаточно сильно, чтобы обернуться потом пиздецом). Он, во всяком случае, старается, чтобы не вредили. А вообще, личные желания перманентно тащат его на своем поводке, и он просто берет и делает то, что ему хочется. И да, это учитывая то, что чувства большей части незнакомых ему людей ему вовсе неинтересны. И всплесками альтруизма он тоже не страдает. Вообще ни капли.
Существо он достаточно скрытное. Если внезапно вы захотите узнать о Хайме поподробнее - вы обнаружите, что о себе он практически никогда не треплется. И дело не только в инфе вроде откуда он или кто его родня; душа у испанца тоже закрыта практически ото всех, и чтобы заслужить его доверие в этом плане, придется очень постараться. Все привыкли видеть его в хорошем расположении духа, беззаботным и легким человеком; в этот самый момент, оставшись наедине сам с собой, Рей может дойти и до серьезного селфхарма. По этой же причине он не любит одиночество и предпочитает находиться хотя бы в маленькой, но компании.
Хайме независим и упрям. В ответ на попытки поставить его на место он либо язвит, либо просто их игнорирует, делая вид, что не слышит. Особенно невосприимчив он становится, если на него начинают орать или ругают его. В таком случае можно смело считать, что до него не дойдет вообще ничего, потому что через секунду он забудет, о чем с ним говорили. Лишь только приказам своего непосредственного начальства он подчиняется полностью и беспрекословно; остальные же люди, даже если они выше его в иерархии, не имеют для Рейеса никакого значения.
Вместе с тем сам Рей проявляет хорошие лидерские качества. Связано ли это с тем, что люди как-то подсознательно к нему тянутся? Очевидно да, поскольку под командованием испанца люди все равно успешно работают, кооперируются и выполняют поставленные задачи. И все это может сопровождаться той же ребяшливостью и как будто бы беззаботностью Хайме, который на самом деле активно участвует в процессе наравне со всеми. Какой же он лидер, если не покажет достойный пример?
Может с легкой улыбкой довести до слез кого угодно. И еще, дам вам хороший совет - осторожнее с его иллюзиями!
Привычки: От нервов или чувств вроде страха, депрессии и грусти может начать вышивать на себе, пока никто не видит. Обливается лидокаином, прокалывает неглубоко кожу иголкой и просто шьет. Кроме этого, всегда кладет в чай лимон, в кофе лимон и вообще всюду куда возможно кладет лимон; теребит свои длинные ногти, если накладывает на себя женскую иллюзию; и практически никогда не заправляет свою постель.
Слабости: Алкоголь, от которого Хайме развозит мгновенно. Боится выключающегося света в метро или лифте; все с тех же лифтах постоянно появляется навязчивая мысль об оборванных троссах. Не любит оставаться в одиночестве, один на один со своими темными мыслями, которые толкают его на плохие поступки.
Любит: Какао, горячий шоколад и молочные коктейли. Ему очень нравится выращивать растения дома, это его скромное хобби, которое скоро поглотит весь штаб Варии. Так же любит мило с кем-нибудь чаевничать и уютную атмосферу. У себя в закромах хранит примерно 20 сортов разного чая, потому что он любит чай, МНОГО ЧАЯ. Любит все пушистое. А еще любит физические контакты.
Не любит: Ненавидит чувствовать боль, поэтому если жизнь толкает его на селфхарм - использует анестетики. Не любит болеть, и душевную боль тоже очень не любит. Терпеть не может когда на него орут или читают ему нотации. Тошнит от тушеных овощей и музыки метал и тяжелый метал.


• Хайме был родом из испаноговорящей семьи, поэтому воспитывался как билингв. Помимо английского и испанского, говорит на японском.
• Довольно быстро ушел из-под родителькой опеки, поэтому к 24-м годам может похвастаться изрядной самостоятельностью.­ Рей прекрасно готовит, особенно сладости, а еще в совершенстве умеет заваривать чай и делать вкусный кофе.
• Любит выращивать цветы. Дома у него ими заставлены почти все подоконники и полки на стенах.
• Собирает покемонов в нинтенде. Уже лет как пять...
• Ужасно слаб к алкоголю, поскольку из-за иллюзий никогда его практически не пил, и пить так и не научился.
• Может здорово постоять за себя и физически, если возникнет необходимость.


Общий вид: Выглядит как раз на свой возраст. Не больше, ни меньше, свой двадцатник с хвостиком вполне оправдывает. С первого взгляда складывается впечатление человека либо неаккуартного, либо потрепанного жизнью - Хайме не особо заботит свой внешний вид, для него главное удобство, а не красота. Движения у него плавные, мягкие, такая же и походка - немного пружинистая, словно он не знает, в какой момент ему нужно вдруг дернуться и прыгнуть, как дикому коту.
Рост: 187 сантиметров.
Волосы: Отросшие аж до самых плеч, неаккуратные и нестриженые, часто находятся в творческом беспорядке. Насыщенного черного цвета, которому завидуют все крашеные брюнетки (и натуральные иногда тоже). Достаточно мягкие и классные на ощупь. Из-за своей длины часто подобраны в хвостик. Единственное, что Рея в волосах не устраивает, так это то, что они вьются.
Глаза: Насыщенный зеленый, этакий вырвиглазной зеленый электрик. Иногда кажется совершенно неестественным, что это настоящий цвет глаз, а не линзы.
Черты лица: Нормальные, мужественные, уже без юношеской плавности и угловатости. Если из-за волос его можно было в детстве спутать с девочкой, то сейчас - едва ли такое представится возможным.
Телосложение: Довольно поджарое и суховатое, но вместе с этим - весьма спортивное, тут вам и кубики, и бицепсы с трицепсами. Ничего лишнего нет и в помине.
Кожа: Бледная, несмотря на изрядное количество испанской крови. Загорает плохо.
Отличительные черты: Широкие могучие брови - самая шикарная часть личика Хайме (после его глаз, конечно же). Балуется с иллюзиями. Иногда "по приколу" меняет себе цвет волос на зеленый, или цвет радужки на белый.
Одежда: Одевается обычно так, как удобно - кеды, джинсы, всякие футболки-толстовки и черный пиджак с неизменно закатанными до локтя рукавами/удобная куртка. За одеждой следит не особо, как и за модой. Часто одевается ОЧЕНЬ вызывающе и ярко.
а я, тонущий в иле, молча смотрел вокруг – просто хотел, чтоб меня любили umbraya erze 20:30:29

Я сам не заметил, как осознал, что иметь интернет-друзей перестало быть весело и романтично. Видимо, сказывается мое проснувшееся желание догнать упущенное в детстве и проводить время с живыми людьми – хотя я не очень-то умею.

Мне больше не хватает переписки и звонков, мне не хочется проводить все время в сети. Мне нужны живые люди, к которым можно прикоснуться, с которыми можно куда-то пойти или что-то делать вместе, которые могут показать мне место, где они живут, и в жизни которых я смогу оставить как можно больше своих физических следов – поступков, подарков.

Я провел детство в сети, лишенный физического взаимодействия с людьми, и мне, по всей видимости, уже хватит. Я не представляю себе свое движение вперед по жизни в физическом одиночестве, с кругом общения, сосредоточенном в пределах мессенджеров. Я дал себе слово, что однажды увижу собственными глазами всех, общение с кем остается для меня ценным, чего бы мне это ни стоило. Я скучаю по этим людям, которых никогда не видел, и невозможность прикоснуться к их оффлайновой жизни до отчаяния меня угнетает.


Музыка элли на маковом поле – любовь моя
показать предыдущие комментарии (1)
21:26:12 umbraya erze
я не большой любитель путешествий ради путешествия, мне не очень интересно смотреть на места, если рядом нет того, кто может мне что-то о них рассказать
21:26:50 Неразлучник
Так я и еду туда, где я кого-то знаю
21:28:01 umbraya erze
а уж когда тебя ждут, можно приехать куда угодно.. в разумных пределах, конечно например, я уж точно в ближайшее время не смог бы приехать в алматы..
21:37:09 Неразлучник
А я в Нижний Новгород.. Эх
гневно лопались задротские прыщи пердед 09:40:23

mr rock'n'­roll

Воспоминания о новом сезоне ктоктора разбивают мне сердце.
На фоне такого уровня всратости и десятый доктор кажется хорошим *звуки взрывающихся жопок фанатья*.
Основные претензии хочется ткнуть в сценаристов, "прописавших" спутников:
как можно было после сказочной Клары, бойкой Эми, сексуальной Ривер, подложить зрителям три унылые мешка посредственности?!
Случайных сбоку-припек, таскающихся за доктой как тупоголовые туристы?!
ИДИТЕ ВЫ ФПРИЗДУ. Мне настолько похуй, что мозг, даже спустя осемь серий, не в состоянии запомнить их имена, господи боже в душу мать
Гг же тупо не позволяют раскрыться, будучи сыгранной годной актрисой, тем не менее,
докторша остается раз за разом втиснутой в унылые ситуевины без возможности сказать и сделать что-то клевое.
О чем они думали?!1111
АААААААацпрыолпсавс­рмоиьбтоегсорьоы
Умудрились поделить на ноль ко всему прочему атмосферу волшебства & таинственности
некой научно-фантастическ­ой красоты позволявшей упарываться приключениями и требовать ИСЧО как героиновый торчок
В общем. Сериал потерял харизму.


Категории: Мля
09:42:19 пердед
Когда я лицезрею эту феерическую срамоту, не верится своим глазам
09:44:04 пердед
Одна-две серии в сезоне были НОРМАЛЬНЫМИ. НОРМАЛЬНЫМИ сукаблять
09:54:45 пердед
Ничто не вечно. Смотрилова становится все меньше. Скоро придется выбираться на охоту за новеньким контентом
Взято: так и живем Саеdеs. 07:47:35

Даже когда она была мертва,­ она до сих пор бесила меня. Я не мог застави­ть её заткнут­ься!

­Сэл 9 декабря 2018 г. 19:23:10 написал в своём дневнике ­Skyfall
­Дармрихь 9 декабря 2018 г. 20:17:57 написал в ­ООО "Рога и копыта"
­­
такие помидоры
Источник: http://mers1.beon.r­u/0-8-tak-i-zhivem.z­html
понедельник, 10 декабря 2018 г.
. ophelia evernever. 22:02:28

долби мой лёд.

он сводит меня с ума, заставляет быть злее, но я люблю его больше всех на свете.

я была твоим лекарством, ты — моей болезнью. я спасала тебя, ты — убивал меня.

я так сильно люблю этого свихнувшегося, озлобленного идиота, что боюсь, что он меня погубит.
Волк Idioteque 16:54:09
Я перекладываю часы: из своей комнаты — на кухню, из кухни — в туалет; лишь бы куда подальше. Они своим тиканьем призывают на какой-то шабаш, в другой мир, в другое время. Будто тиканье разбивает пространства своей монотонностью, своей предсказуемостью и настойчивостью.

***

Фальшивый волк смотрит на меня с бабушкиных часов — и своим бронзовым мерцаньем подмигивает мне. Зовёт остаться на подольше, чтобы я увидела, что происходит, когда обе его стрелки встречаются на двенадцати, а тьма из-за окна просачивается в крохотную квартирку и ложится прямо ему и мне на глаза.
Не понятно, что тогда будет — никто из нас ничего не увидит, но я всё равно буду помнить его бездушные глаза и хищные лапы, держащие рамку слишком неряшливо больших часов.
Я стою посреди комнаты. Бабушка ушла на рынок. Сейчас двенадцать часов, но не ночи. И солнце отражается от его стекла, закрывающего его глаза, прямо в мои — и слепит меня. Но я неподвижна и крепка в своих намерениях. Я пришла к нему ровно в двенадцать, чтобы сказать, что через двенадцать часов я жду его на этом месте. После сказанных слов ослепляющий луч ускользнул обратно в окно. Он согласен.
Ближе к двенадцати выползаю из всего множества одеял, которыми меня забросала бабушка, прямо в центр комнаты. И стою.
Небо за окном находится будто в сладостном ожидании расправы: тучи, рванные, как марля, обволакивают луну. Сетка марли становится всё больше и через одну из дырочек проскакивает лунный свет, чтобы лечь ровно на глаза волка.
Он пришёл. Он здесь. Я не боюсь.
Но то ли это тиканье часов участилось, то ли удары моего сердца.
Я слышу гортанный шёпот:
— Настя…
И закрываю глаза, чтобы полностью с ним погрузиться во тьму.
— Настя, ты почему здесь стоишь?

***

Я стою посреди комнаты и больше не слышу тиканья часов. В месте на стене, где раньше висел он, теперь большая пустая дыра.
Он куда-то ушёл. Возможно, в эту дыру. Возможно, воплотился в другие часы с волком в другом пространстве.
Но ушёл.
Эта история... firewall 15:12:31
­­... об одном человеке, о людях, о тех кто не подходит по параметрам нашего современного мировоззрения.
Меня всегда поражало в людях то, что они настолько бесчеловечны к тем, кто от них отличается. Будь то внешне, мировоззрением, политическим убеждением или принципами. Насмехаться над человеком, если он не носит каблуки. Насмехаться над человеком, если он предпочитает уют и домашнюю атмосферу, а не пьянки и дискотеки. Насмехаться над людьми, кто никогда не был в серьёзных отношениях и им уже не 16-18 лет. Насмехаться за спиной, а иногда и в лицо, над тем кто отличается в походке, в голосе, в характере и целями в жизни.
Я не понимаю, кто даёт в этом мире право людей стоящих по званию выше, ломать самооценку человека, только из-за того, что он не "душа компании" и это не связанно с работой. Это связанно с тем, что человек тупо не хочет наигранно улыбаться, как кукла.

"Я не представляю, как ходить на работе постоянно улыбаясь, я с ума сойду"


- вот, что мне этот человек сказал в четверг на "замечание" директора. Сегодня - это превратилось в заявление на стол. Не по собственному желанию, понятное дело. Кто-то панически боится выходить перед незнакомыми людьми и разговаривать, чувствовать как десятки пар глаз устремлены на него, потому что когда был школьником/студенто­м над ним насмехались или подкалывали. Сейчас данные люди "потому что это твоя работа", должны ломать себя, пытаясь соответствовать мировому требованию "улыбаться" 24/24 и 7/7. Но никто не задаётся вопросом, а что потом с ним/ней? Как этот человек сумел остановить биение сердца в голове? Как этот человек может ходить, если ноги ватные и ледяные от страха и паники? Сколько раз в его голове промелькнуло "хочу чтобы это закончилось, не могу больше"? Что делать человеку, который не получает поддержки ни от кого, потому что другие не хотят становиться на его место, хоть на секунду?

"Я никогда не садилась за руль и уже тем более не собираюсь, но ты должна это выполнить на отлично, как меня не интересует"


Такому человеку хочется плюнуть в лицо, но что делать, если это твоя... бабушка? Молча проглотить? Да, я так и сделала. Я проглотила, как глотала всю жизнь, пока училась в школе, выслушивая, что оценка 7 из 10-ти бальной системы - это плохо. Что иметь по русскому 6, а по остальным отлично - это позор. У меня есть фобия - сделать ошибку. Я боюсь её сделать, боюсь последствия. Даже мой директор не знает, чем мне уже угрожать, чтобы я перестала этого бояться. Но дело в том, что я перестою по-тихонько бояться, потому что есть люди рядом, которые пытаются помочь. Будь это один человек, два или десять, те которые подставят тебе плечо, пусть иногда даже это плечо и виртуальное.

Я лишь желаю, тем людям, которые чувствуют, что у них нет больше сил всё это вынести, набраться немного терпения. Может набраться немного смелости и кому-то пожаловаться, будь то человеку или горшку с цветком. Пожаловаться вслух своему отражению или ручкой листку бумаги. Только не держать это в себе, от этого лучше не станет. Нужно высказаться и отпустить.

Но что бы не случилось - сомневаться в себе и считать себя никем из-за стереотипов - это не правильно. И с этими мыслями надо бороться и я желаю всем эту силу обрести.
15:14:19 blurryfacе
ох, малышка...(
15:14:25 blurryfacе
*виртуальные обнимашки*
18:05:28 neil jоsten
спасибо за этот пост
Кишо Арима Ты с обречённым вздохом... Анж Дембери 10:18:53
 Кишо Арима


Ты с обречённым вздохом опустила голову, держа её на ёмкости стакана. В голове предательски слышался его голос, обволакивающий своей обманчивой мягкостью, следом обещание прийти, отыгранное в твоём воображение точь-в-точь как в тот день, будто ты слышала его слова прямо сейчас, наяву, не в потоке обидных мыслей. Ты мысленно повторяеешь его слова, искажая в своём воображении и перечёркивая чёрными линиями его приторную улыбку, ставшую в один момент отвратной.
"Обманщик! Лгун! Предатель! Как он мог так поступить со мной?! Никогда не прощу ему этого! Оставался бы и дальше со своим чёртовым Хайсе, а не вешал мне лапшу на уши. Никогда бы не подумала, что он такой ужасный и лживый человек!".
Перед глазами вертелся калейдоскоп теплившихся надежд, которые внезапно обратились разом в отвратительное ничто. В одно мгновение тебе стало противно от мысли, что ты потратила весь день на создание праздничной атмосферы для одного-единственног­о человека, который плюнул тебе в раскрывшуюся с трепетом душу, ожидавшую получить взаимность. Арима не пришёл на вечеринку в честь Рождества, задержавшись у Хайсе. Рядом с тобой были только Таке, Уи, Хаиру и дети из Нулевого отряда, но они не могли принести тебе радость.
Небо было чёрным, беззвёздным, пустым, как твоя душа. Изредка под его мрачным покрывалом пролетал холодный ветёр, нёсший за собой крупные хлопья снега, как это бывает в метель. По твоей коже будто прошёлся ледяной ток. Ты могла бы стоять вечность на улице, ища ответы в темноте, но было уже слишком холодно; ты понимала, что твой организм не выдержит такой нагрузки. Однако даже дома, где ютилось тепло от камина, ты всё равно чувствовала себя обнажённой на морозе. Но когда ты попыталась закрыть дверь без упования на то, что придёт кто-то ещё, твоя попытка окончилась поражением: ты наткнулась на сопротивление в виде чёрного ботинка, который держал дверь открытой. Подняв недоумённый взгляд на незванного гостя, ты опешила.
Неожиданное появление Аримы, о котором ты уже и не думала мечтать, повергло тебя в неописуемый шок. Опьянение саке частично улетучилось, будто его и не было. Вы неподвижно смотрели друг на друга, пока замеревшее на миг время не выпустило вас из своего течения. Обида, доселе пожиравшая тебя изнутри, противилась возгласу радости, трепеща от злости и желания влепить ему звонкую пощёчину за причинённые страдания. Сжатые кулаки горели, чтобы со всего размаха ударить его, стерев невинную улыбку с лица следователя, непредвещающую раскаяние за содеянное. Хотелось залиться слезами, кричать на него в истерике, обвинять его в своих страданиях, бить кулаками в грудь, вопя о том, что он глупый, эгоистичный и бесчувственный человек, который никогда не задумывался о твоих чувствах. Но вместе с тем, вопреки глубокой злости, ты чувствовала, как сердце готово было выскочить из груди. Как улыбка, заставившая тебя содрагнуться от презрения, одновременно вызвала перед твоими глазами цветные пятна и окатила тело жаром. Смешавшиеся в одно целое чувства подталкивали тебя с порывом ударить его, а затем тут же прильнуть к нему и пылко извиняться за содеянное, глася на весь дом о безграничной радости от его появления и о том, как он дорог тебе, как всё меркнет по сравнению с тем, что тебя окружает, как ты жалеешь о том, что посмела проклинать его в своих мыслях и прятать свою любовь за внезапно возникнувшей ненавистью. Но вместо того, чтобы поддаться противоречивым эмоциям, грозящим вырваться в нелепое представление, ты сдержанно улыбнулась.
- Ну приветик, Арима-сан. Я уже и не думала, что Вы придёте. Вообще, мы все отчаялись увидеть Вас здесь.
- Прости за опоздание, (Твоё имя), - он виновато улыбнулся. - Не думал, что настолько задержусь.
- Ох, ну если у Хайсе было настолько хорошо, то могли бы уж до конца задержаться, а не приходить сюда, - иронично сказала ты, не сумев унять бушующую ревность. Но следом молнией метнулись обвиняющие тебя длинном языке мысли, советующие утихнуть в этот долгожданный момент, который ты решила самостоятельно испортить своей грубостью.
Арима терпеливо вздохнул, прикрыв веки.
- Я ведь сдержал своё обещание, верно? Даже если бы я задержался ещё сильнее, я бы всё равно пришёл к тебе, потому что знаю, что для тебя это важно. Уверен, ты хорошо постаралась над подготовкой праздника, - он приподнёс эти слова, как утешение, как успокоительное - настолько сочувствующе и осторожно они звучали, будто он боялся выдать лишнее, что могло бы ещё больше пробудить агрессии в тебе.
- Настолько, что даже выгнала из своего дома пауков-долгожителей­, которым уже собиралась дать имена. Но наверняка Хайсе подготовился лучше, раз Вы отошли от эйфории пребывания там только сейчас, - продолжала разбрызгивать ядом, наполненной глубокой обидой, твоя уязвлённая гордость. Тебе хотелось ударить себя по губам, горящим в жажде высказать всё недовольство сложившейся ситуацией, но ты продолжала упрямо пепелить Ариму порицательным взглядом, которым ты пыталась склонить его к извинениям, длинною в твоё ожидание.
- (Твоё имя), успокойся, пожалуйста, - сдержанно попросил мужчина, несмотря на то, что внутри него кипело лёгкое раздражение. Но Кишо понимал, что твоя враждебность вполне оправдана, поэтому продолжал терпеть твои упрёки, позволяя выпустить пар. - Может, впустишь меня к себе домой? Разговаривать на улице не совсем удобно. Да и ты можешь простудиться.
- Что это? - ты приподняла бровь в напускном удивлении, криво усмехнувшись, и покорно отошла в сторону, пуская гостя внутрь. - Забота такая что ли? Я вроде бы не Сасаки, чтобы заслужить снисхождение самого Бога смерти.
Арима не сдержался от добродушного смешка, вызванного твоим ребяческим поведением. Он подошёл вплотную к твоей персоне, скрестившей руки на груди, отчаянно пытающейся не смотреть на него, и положил руку на твою макушку, по-отцовски погладив волосы широкой ладонью.
- Тебе не нужно быть Хайсе, чтобы заслужить моё снисхождение. Я всегда хорошо относился к тебе, (Твоё имя). И Хайсе не изменит моего отношения к тебе, сколько бы я не проводил с ним времени.
Вопреки тому, что ты пыталась строить из себя кусок льда, ты мгновенно растаяла и почти сразу же ответила на его ласку благоговейным и смущённым взглядом. Арима смотрел на тебя, как на дитя, но ты не находила в себе сил возмутиться по этому поводу или разозлиться на него. Прикосновение было коротким и невинным, но этого вполне хватило, чтобы мысли в голове спутались и заставили разум притупиться, оставив в голове лишь одну фразу-желание: "Хочу ещё...". Ты винила себя в том, что так легко поддаёшься на ласку мужчины, когда тебе стоило бы обидеться на него, но ничего не могла с собой поделать - организм, принимающий без всякой гордости его почти ничего незначащие прикосновения, предательски действовал против тебя.

...Ты глубоко вдохнула и сжала кулаки, впервые почувствов яростное волнение и попытавшись тут же с ним совладать. Тебе были раньше чужды подобные чувства, вместе с тем ты страшилась их, думая о том, что с ними ты бы чувствовала себя обнажённой, слабой и совсем уязвимой. Но только не в этот момент; подобные ощущения вызвали у тебя трепетную дрожь, прокатившуюся приятной волной по телу, ведь с Аримой ты чувствовала себя в безопасности, тебе нечего было бояться и страшиться, что он может воспользоваться твоей слабостью. Несмотря на дрожь и волнительное покусывание губ, твоя персона была настроена серьёзно. Возможно, то было влияние алкоголя, окончательно раскрепостившего тебя перед предметом воздыхания, либо подоспевшее время, знаменующее о том, что тебе пора раскрыть свои чувства перед Кишо. Прошло уже несколько часов, после которых гости изрядно выпили и уснули, и ты не стала исключением. Теперь, когда путь к возлюбленному свободен, пришла пора действовать.
- Ну как я Вам, Арима-сан? - выпалила ты отрепетированную речь, выйдя из-за ширмы. Ты демонстративно покружилась перед ним, и без того короткое платье высоко задралось, обнажив часть бедра.
- Слишком откровенно, - прямолинейно заявил следователь особого класса, смягчённо добавив: - Тебе стоит одевать более скромные наряды, (Твоё имя), иначе ты навлечёшь на себя беду.
- Я не нравлюсь Вам? - не обратив внимания на его последние слова, с долей обиды спросила ты, нервно теребя подол платья.
- Ты красива, - только и ответил без особых эмоций мужчина, как на автомате, будто желая удовлетворить твои потребности, а не высказать своё мнение.
- Как бабочка? - ты растянула губы в полупьяно-кокетливо­й улыбке и наклонила голову, представляя себя знойной соблазнительницей, искушённой в любовных утехах и обольщении, надеясь застать Кишо врасплох.
- Бабочка? - он недоумённо посмотрел в твои глаза, укутанные пеленой, и нервно хмыкнул. Твой вид не внушал доверия, а слова, опутанные неумелыми чарами, и вовсе напрягали Кишо.
Ты, несмотря на пошатывающуюся походку, старалась держать ровную осанку и проявлять изящность в движениях. Серьёзный настрой и непоколебимая решительность принесли свои плоды: твоя светлость, удачно огибая стоящие перед собой препятствия, смогла буквально вспорхнуть до седоволосого следователя и прильнуть к его груди.
- Вам ведь нравятся бабочки, да? Я видела, как Вы завороженно наблюдаете за ними. Хотела бы и я побыть бабочкой, чтобы почувствовать на себе этот взгляд... Я бы порхала, порхала и порхала над полем, пока Вам бы не надоело смотреть на меня. А, быть может, даже осмелилась бы сесть Вам на руку. Я бы сидела на Вашей тёплой ладони и умиротворённо бы махала крылышками, наслаждаясь Вашим взглядом. Я бы даже не обиделась, если бы Вы потом раздавили меня или оторвали крыло... Я бы умерла, зная, что перед этим принесла Вам эстетическое наслаждение, пока Вы любовались мной, - бормотала ты в опьянённом бреду, не разбирая смысл своих слов, всё крепче прижимаясь к Ариме, будто желая раствориться в нём.
- Не говори ерунды, (Твоё имя), - холоднокровно оборвал тебя мужчина и, взяв тебя за плечи, негрубо отдёрнул от себя. - Ты пьяна и не понимаешь, что говоришь. Лучше ложись спать, пока не стало хуже.
- Мне уже плохо, - нахмурившись, сказала ты, в ту же секунду сменив угрюмость на расслабленно-нежную­улыбку. - Плохо от того, как хорошо. Потому что Вы рядом. А ещё Вы так вкусно пахнете... Можно Вас съесть?
Ты снова навалилась на мужчину, придавив его своим телом к подоконнику, и, поднявшись на цыпочки, прильнула к его шее, попытавшись слабо укусить его. Но Арима вовремя оттолкнул от себя твою персону.
- Ну зачеееем? - капризно протянула ты, пошатываясь обратно к нему, как к магниту. - Дайте мне покушать, Аримааа-сааан...
- Салаты внизу, (Твоё имя), - очередной холодный тон и очередная холоднокровная попытка оттолкнуть тебя от своего тела на безопасное расстояние.
- А я мяско хочууу... Дайте мне Вас нежно покусать! Каннибализм - как проявление своеобразной любви, - хохотнула ты, запрокинув назад голову, как безумец из лечебной клиники. - Ооо, тогда получается, что все гули на самом деле любят нас! А мы, дураки, кричим, как резанные, когда нас едят... Всё же с любовью! А мы не понимаем их страстного порыва... Всё так просто! Надо всем рассказать, чтобы потом не убегали с воплями от гулей, когда те захотят признаться им в любви!
Воодушевившись своей идеей, ты сама отпрянула от Аримы и, глупо хихикая, неуклюже поплелась на нижний этаж. Но в голову будто внезапно ударило что-то тяжёлое размером с молот и ты, покачнувшись, полетела с воплем, напоминающим больше мышыный писк, на пол, пока тебя не подхватили за талию чужие руки.
- Ой-ой-ой... Живот! - застонала ты, чувствуя, как рука Кишо, обвившая твоё тело, непроизвольно сдавила желудок. Он убрал руку, поставив тебя снова на ноги, но ты ещё раз пошатнулась от головокружения и вновь упала в объятья Кишо. - Ммм, так тепло и уютно, как в кроватке... А Вы и вправду садист, Арима-сан, мне было так больно. Но кроватка из Вас хорошая... Можно я забронирую Вас на ночь? Обещаю сдерживать рвотные позывы, а если не сдержу, то обещаю, что не на лицо. А ещё Вы... Вы такой козёл, Арима-сан! - ты внезапно насупилась и легонько ударила его кулаком в грудь, вспоминая его всегда укоризненный взгляд платиновых глаз, остававшимися снисходительно холодными, даже когда ты пыталась улыбнуться ему. - Но знаете, я готова стать Вашей козой, готова простить Вам шашни с тем парнокопытным Хайсе, готова радостно скакать вместе с Вами по полям CCG... Ой, а о чём это я говорила минуту назад? Кажется, что-то про животных, ха-ха-ха... - ты блажённо рассмеялась и приблизилась к нему, опалив горячим дыханием его губы. Мужчина поморщился, почувствовав резкий запах перегара.
- Ложись спать, - тоном, не терпящим возражений и лишних вопросов, сказал хмуро Арима. Это был почти приказ, за нарушение которого обещало следовать жестокое наказание. Об этом будто строго твердил холод, сквозящий в его глазах, словно покрывшихся ледяной коркой.
Да, ты, пожалуй, могла сравнить его глаза с чем-то холодным. Со льдом, который охлаждал и одновременно болезненно обжигал, вызывая не то страх, не то приятный спазм по телу. Он, по-прежнему придерживая тебя за талию, вёл тебя к раскладному дивану. Буквально тащил, потому что ты, побеждённая слабостью, повисла на нём, прилипла, как банный лист, волоча ногами по полу, пока он не усадил тебя на мягкую обивку. Твоя персона с нелепым смехом взмахнула руками, едва ли не задев его щёку, и быстро рухнула на подушку, что-то сонливо бурча себе под нос. Решив, что ты уже больше не встанешь, Кишо поторопился покинуть твою комнату, чтобы не навлечь на себя беду. Как только он повернулся, в его кисть внезапно вцепились чужие пальцы, а за спиной вспорхнул по-детски лукавый смех.
- Арима-сан, пай-детку полагается поцеловать на ночь.
Ему стало не по себе. В твоём голосе дрожала и прорывалась какая-то дразнящая нотка, и это ему не нравилось. Он и раньше заметил, что твои глаза блестят слишком лихорадочно, но ему не хотелось давать тебе повод для раздражения, который потом выльется в пресследование его персоны и ругани. Если последнее совершенно не волновало его, то о первом он беспокоился; ты была слишком пьяна, чтобы сделать нормально даже один шаг. Он был уверен, что если не выполнит твою прихоть, ты обязательно погонишься за ним в своей манере и скатишься с лестницы, свернув себе шею. И также был бы не удивлён, если бы ты как ни в чём не бывало встала, раскинула руки в стороны и сказала бы, что с тобой всё в порядке, продолжив осыпать его ругательствами и обвинениями, мол, что это он заставил тебя переломать себе конечности. Ты была слишком проблемной, чтобы от тебя было так легко отделаться. Арима желал всей душой и себе, и твоей персоне покоя, поэтому ему пришлось поддаться на твою уловку.
- Хорошо, я поцелую. А ты после этого сразу ляжешь спа